Бабушка продавала квартиру

Вы думаете, все бабушки – божьи одуванчики?
Я тоже так думал, пока наше агентство не посетила бабушка, развеявшая этот устойчивый миф.
 

  Пришла бабушка  утром. Ушла вечером. И этот день стал самым длинным  днем в моей жизни.

Пришла бабушка со своей спутницей, не проронившей за всё время беседы ни слова. А беседа была долгой.       
 

Бабушке надо было  продать  свою двухкомнатную квартиру и купить однокомнатную, но так, чтобы разница  в деньгах была «как можно больше». Потребность в деньгах обосновала таким образом:
- Деньги-то для чего мне нужны? На жизнь, сынок. Девятый десяток годков уже идет. Пора и о здоровье позаботиться.
Да, мне бы ее проблемы в таком возрасте.

   После предварительного обсуждения  всех ее многочисленных пожеланий, был составлен договор, который бабушка принялась очень внимательно, а, вернее, очень въедливо, читать его.  
   Она скрупулезно вчитывалась  в каждую строку, в каждое слово, в каждую запятую. Любая фраза казалась ей подозрительной и вызывала массу вопросов. И на каждый свой  вопрос бабушка требовала обстоятельного ответа.
   Чтение затягивалось и, казалось, не кончится никогда. Но, как сейчас говорят, «никогда не говори никогда». Договор все-таки был дочитан до конца.

   Мы  облегченно вздохнули.  Но поторопились.  Немного отдохнув, отрешенно подумав о чем-то своем, она снова начала читать договор с самого начала.
    Она читала и  задавала  те же вопросы, как будто первого чтения  и не было. Являлось ли это следствием плохой памяти или  невероятной дотошности, для нас это было не так уж важно. Говорить одно и то же, отвечая на ее однотипные и повторяющиеся  вопросы, занятие не из самых приятных. К тому же она плохо слышала, и приходилось  очень громко кричать, чтобы быть не просто понятым,  а хотя бы услышанным.
   В дальнейшем, кстати, выяснилось, что, оказывается, она просто притворялась плохослышащей. Для чего? Чтобы подслушивать, о чем шепчутся за ее спиной? Какие-то шпионские страсти!
Может, ей важен был сам процесс? Внимание к ее персоне?
Как бы то ни было, мы продолжали терпеливо разъяснять ей все пункты нашего договора.

  Наконец было преодолено и второе чтение.
Мы опять облегченно вздохнули. Но опять поторопились.
Она приступила к третьему чтению…
Как в Госдуме!

  Да и третье чтение было не последним.  
При очередном чтении я стал подумывать, что может  нам лучше сразу  расстаться с чересчур дотошной  бабушкой и не терять времени даром. Никакой перспективы не просматривалось.
Но у нее было другое мнение.
Закончив очередное чтение, она с какой-то даже радостью сообщила, что так долго ее еще  никто  не выдерживал, и она  теперь  готова заключить с нами договор, при условии, что мы сделаем ей большую скидку по услугам.
Интересно!
Может, она ради этого и устроила нам  испытание на прочность?
Несмотря на это, мы ей все-таки сделали небольшую скидку.
Чего не сделаешь ради хорошего человека!

  Но одной скидкой она не удовлетворилась.
В ее арсенале была еще домашняя заготовка.
Сказав, что она подготовилась к встрече с нами,  она тут же  передала  нашей сотруднице кипу ксерокопий документов. Та, просматривая переданные бумаги, обнаружила  среди листов две, скромно прижавшиеся друг к другу, пятитысячные купюры. Сотрудница передала их мне. Я передал бабушке. Уже потом, сидевший недалеко от бабушки наш сотрудник, рассказал, как бабушка, взяв деньги, и засовывая их в свой кошелек, с легкой удовлетворительной усмешкой прошептала чуть слышно своей спутнице: «вот я и проверила их на честность».

  Как бы то ни было, договор был подписан. Перед подписанием бабушка сказала о том, что она "уже обращалась в другие фирмы, но везде ее пытались обмануть". Это замечание немного насторожило. Может быть, она неадекватна? Но всё-таки мы начали работать с бабушкиным вариантом.
Несколько месяцев  упорного труда не дали желаемого результата.
Ее непоследовательность во всем не позволяла нормально работать.
Например, мы ей находили какой-то вариант. Она от него категорически отказывалась. Через несколько дней могла вернуться к отвергнутому варианту и обвинить нас в том, что мы не убедили ее принять тот вариант.

  Если мы начинали  убеждать ее в принятии  хорошего, и, как нам казалось, очень подходящего для нее варианта, она упрекала нас в том, что мы подозрительно  настойчивы, значит преследуем какие-то свои корыстные цели.

В общем, всего не расскажешь.

Однажды нашему  терпению в противостоянии неадекватной подозрительности пришел конец, и мы  с бабушкой расстались.
Вот так и  растаял миф о том, что все бабушки – божьи одуванчики.

Новости

29 сентября 2021
В Москве побит очередной рекорд ипотеки - в январе-августе этого года зарегистрировано почти 82,7 тысячи ипотечных договоров.